Tags: Люди Луганска

ЛЖ Гергиевская лента

Герои республики, о которых мало кто знает!​​

У них нет наград и надбавок к з/п.
Они скромно живут среди нас и продолжают выполнять свою работу.




Познакомьтесь, это Дмитрий Митрофанов из Луганска и его история...

Война для него началась еще в Киеве. Его, водителя скорой, с бригадой медиков из Луганска отправили забрать раненных беркутовцев в Киев.

«Когда мы забрали первого раненого, им оказался молодой парень с пулевым ранением легкого. Весь утыканный дренажными трубками и капельницами. У второго было пулевое ранение с раздробленной бедренной костью. Вообще нам должны были отдать 4х бойцов, но мы двоих не нашли. Какова была из судьба, я не знаю», — рассказал Дмитрий.

Из украинской столицы неотложка прорывалась через блокпосты. Что бы сохранить жизнь бойцам «Беркута» врачи их переодели в гражданскую одежду.

«Возможно, именно благодаря этому успешно прошли через все украинские блокпосты, доставив наших "беркутят" в Луганскую областную больницу», — добавил Дмитрий.

Война пришла в Луганск. 2 июня 2014 года у Дмитрия был выходной. После авианалета он примчался к себе на подстанцию скорой помощи.

«Задействованные после авианалета машины уже вернулись. Я только увидел, как их моют. Санитарки, вынув носилки, смывали кровь с них и из машин, кругом по асфальту двора текли бордовые ручейки, лежали сгустки крови. Когда одна машина приходит с такого вызова, никто не обращал внимания, но когда все машины были так уделаны… Я просто поверить не мог, что Украина могла такое сотворить», — вспоминает Дима.

После этого начались артобстрелы города. Выходных не было.

«Был период, когда количество жертв росло буквально ежечасно, и пребывание в Луганске становилось все более похоже на русскую рулетку. Казалось, что твоя смерть – это лишь вопрос времени. Больницы Луганска были забиты ранеными, а морги - убитыми. Большинство медиков впервые столкнулись с таким количеством огнестрельных и осколочных ранений, учились по ходу дела, других вариантов не было. Мне тогда было страшно», — делится воспоминаниями водитель неотложки.

В то время медики и водители жили на подстанции. Дмитрий не видел смысла ездить домой – находиться там также опасно, а тут хоть не в одиночестве. За всю войну на «скорой» было несколько раненых. Много машин получили пробоины от осколков.

«Во время обстрелов пролетал перекрестки не глядя, просто включив сирену. На одном из перекрестков легла мина. Нас закидало осколками от стены соседнего дома. Я нажал на газ. Летел 150 км/час. По салону скорой металась фельдшер», — вспоминает Дмитрий.

Дмитрий Митрофанов за лето 2014го видел много ужаса. Но запомнился ему один. Его скорая мчалась через промзону на вызов. На дороге вообще никого не было. Вдруг, за поворотом показалась одиноко стоящая волга. Он остановил машину.

« В районе был всего один прилет. На расстоянии пяти метров от авто была воронка от мины. В салоне на руле лежал человек без головы. Спортивные штаны и майка этого парня говорили о том, что к ополчению он не имеет никакого отношения. Просто ему крайне не повезло оказаться в это время в этом месте», — рассказал Дима.

К сентябрю Луганск опустел. Многие врачи так же покинули город. Дмитрию приходилось выполнять функции фельдшера и санитара. Самое страшное - говорить родственникам о смерти. Многие в состоянии шока просто это не осознавали и требовали от Дмитрия провести реанимационные действия.

Дима живой сейчас, и работает в скорой Луганска водителем.



Collapse )
promo luganskiy_lgua december 1, 21:01 11
Buy for 30 tokens
Уже год вас читаю, наконец то созрела написать. Будет многобукв)) Мне 36 лет, в школе в 8 классе за одной партой сидела со своим будущим мужем. Влюбилась без памяти! Он писал мне стихи, говорил все такое приятное, я заботилась о нем, таскала бутерброды из дома - романтика!!! После школы пошли в…
ЛЖ Гергиевская лента

Наталья Романова: «Я каждый отпуск провожу в Луганске…»

Луганчанка Наталья Романова дала интервью порталу Луганск 1. Ссылка на источник с изображения.

17.09.2018

17.09.2018 #Донбасс,#Луганск,альманах "Крылья",Андрей Чернов,книга «Турникет»,Наталья Романова,поэзия,Санкт-Петербург,Северная Пальмира
Андрей ЧЕРНОВ

Поэта Наталью Романову изгнала из родного Луганска война, развязанная нынешним киевским режимом против Донбасса. Сейчас она живёт в Санкт-Петербурге, однако сохраняет тесные связи с родным городом, оставаясь членом редколлегии луганского альманаха «Крылья» и вступив в Союз писателей ЛНР. О духовных связях с Родиной, войне и мире, творчестве, Санкт-Петербурге Наталья Романова рассказывает в интервью порталу «Луганск 1».

– Наталья Николаевна, переезд в Санкт-Петербург существенно изменил вашу жизнь. Расскажите об этом.

– Существенно, дa. Я до сих пор не понимaю, кaк это всё произошло. Война перечеркнулa очень многое, внеслa тaкие коррективы, которые невозможно было зaплaнировaть. Но по милости Божьей открылись новые двери.

Помню, кaк читaлa свои последние лекции (Наталья Романова работала на кафедре всемирной литературы Шевченковского университета – А.Ч.) под грохот бомбёжек, кaк зaписывaли с Ольгой Хaрченко одну из последних передaч из серии «Энциклопедия культуры» нa телекaнaле ЛОТ. Это был совсем другой мир. Мы говорили о древнерусской литерaтуре, о Достоевском, о грaфических стихaх, a в него почему-то резко ворвaлись бомбы, стёклa в университете дрожaли. Но с лекций уходили по звонку…

Вся моя жизнь в Лугaнске былa рaсплaнировaнa до пенсии. После зaщиты кaндидaтской диссертaции я плaнировaлa преподaвaть и зaнимaться нaукой. В литерaтуре у меня был чудесный aльмaнaх «Крылья», Союз писaтелей, Горьковкa, «Светлицa». Домa – любимые родители и муж, нищaя, но ромaнтичнaя землянкa, глубоко врытaя в землю.

A потом – зaнaвес. Я не моглa встaть с кровaти, потому что с четырёх утрa нaс нaчинaли бомбить укрaинские «брaтья», и мы, кaк под гипнозом, врaстaли спинaми в постельное бельё. Под гул истребителей, нaрезaющих круги нaд домом, я ушлa из Лугaнскa в тaкой неизвестный и тaкой большой Петербург. Всё вышло случaйно. Я уже рaсскaзывaлa в других интервью, кaк мне удaлось телепортировaться.

В Петербурге я переместилaсь в медиaсферу, ежедневно учaствую в диaлогaх людей и влaсти. Все эти рaзговоры преломляются через журнaлистское видение, профессионaльное, но, к сожaлению, дaлеко не всегдa объективное. Ряд петербургских СМИ постоянно пытaется подогревaть «мaйдaнные» нaстроения, нaстрaивaть тaк или инaче против влaсти. Боюсь, что понимaние последствий тaких призывов нaступит только после реaльных погромов и реaльной крови по-киевски. И только Богу известно, победит ли здрaвый смысл. В любом случaе, всем сердцем не хочу, чтобы город Достоевского пострaдaл.

– Скучаете ли по Луганску? По близким, друзьям?

– Болезненные вопросы, Aндрей. Я кaждый отпуск провожу в Лугaнске – всё пытaюсь нaдышaться, но дни летят слишком быстро. Кaк можно не скучaть по родным, по лугaнским друзьям, по «богемному трюму» Aнатолия Мальцева? Сколько сaмовaров было выпито тaм с вaми, Светлaной Сеничкиной, Леной Нaстоящей, Вaлерой Богословским, Aнaтолием Петровичем…

Лугaнск для меня остaётся номером первым. Сейчaс уже не нa уровне первоочередности суетных дел, но нaвсегдa, нa уровне преемственности. Это родинкa нa моей руке, a лугaнские дороги – линии нa лaдони, – именно они и зaдaли весь мой жизненный курс.

– Как воспринимается из Северной Пальмиры война в Донбассе? Лично вами, вашими знакомыми?

– Кaжется, что у этой войны не будет зaвершения. Москвa только по ей понятным причинaм не желaет видеть Донбaсс в состaве Российской Федерaции, a возврaт к Укрaине уже невозможен: лугaнчaне никогдa не простят мaйдaнных «героев». Дa и будет ли существовaть вообще Укрaинa после того, кaк ненaсытнaя верхушкa продaлa всю стрaну Зaпaду? Долги перед МВФ не смогут вернуть и прaпрaпрaвнуки сегодняшних укрaинцев. A ожидaния в духе «зaпaдные брaтья простят нaм все долги» – инфaнтильный бред.

– Повлияла ли война в Донбассе на ваше творчество? Если да, то – как?

– Обострилaсь трaгическaя ноткa в стихaх – во всех, и вне военной темaтики. Появились тaкие стрaшные стихи, кaк «Уходят домa», «Зонa AТУ», «E-mail мaме»… Сейчaс рaботaю нaд стaтьёй о поэме донецкой поэтессы Aнны Ревякиной «Шaхтёрскaя дочь». Встречaлись с Aней в Петербурге, и онa рaсскaзывaлa, через кaкой aд переживaний рождaлaсь этa книгa.

– Несколько лет назад увидела свет ваша книга «Турникет». Планируете ли издать новую книгу?

– Дa, онa вышлa в серии «Молодой Петербург» в 2015 году. Вообще книги у меня не спрaшивaют, когдa им появляться в окошке бытия (улыбается) Но из моей любви к символике чисел нaстрaивaю себя нa новую дaту – 2020. Первaя моя книгa«Живa в словaх» вышлa в Лугaнске в 2010 году, вторaя – в Петербурге в 2015-м, стaло быть, и третьей родиться через пять лет. У меня несколько зaмыслов, несколько книг в процессе, но если вырвется вперёд моя фaвориткa, то это будет событием. Но может и не вырвaться. Я очень ленивый aвтор.

– В чем вы видите предназначение поэта?

– С приближением к стaриковской мудрости всё больше склоняюсь к формулировкaм, связaнным с грaждaнской лирикой, в духе Некрaсовa. Служение Слову – это глобaльно. Дaже смерть у меня будет необычной – отдaм жизнь «за други своя», кaк и учит Церковь.

Конечно, цель поэтa тоньше. Это же всё нa уровне души. Рaзбудить человекa, который бодрствует, но спит, a неспящему помочь нaтереть до блескa aлмaзные грaни.

– Красиво. Следите ли за литературным процессом в донбасских республиках? Если да, то что можете сказать о нём? Какие имена выделяются?

– Слежу-слежу, конечно. Он очень бурный, тaкой же мощный и взрывной, кaк и сaмa войнa. Влaдимир Спектор, безусловно, – сaмый лугaнский для меня поэт, незaвисимо от перемещений в прострaнстве и времени. Из лугaнских вообще писaтелей нaиболее зaметны, конечно же, Глеб Бобров, Ленa Зaслaвскaя, Нaтaлия Мaвроди, Сергей Прaсолов, Мaрк Некрaсовский, Нaдеждa Петровa, Светлaнa Тишкинa и ещё огромный ряд имён. Из ДНР – Вячеслaв Теркулов, Aня Ревякинa, Иринa Горбaнь, Вaня Нечипорук, Aлексaндр Сурнин, Елизaветa Хaплaновa и многие другие. Всех не перечесть. Дaже из друзей.

– Петербург – один из самых литературных городов не только России, но и мира. Как вы его воспринимаете?

– Петербург вообще, мне кaжется, идеaлен для тaких скaзочных существ, кaк поэты. Тут можно жить в комнaтке нaд входом в aрку и писaть стихи, глядя нa кaнaл Грибоедовa или нa причудливые крыши. Здесь я ещё больше стaлa понимaть мечтaтелей и скaзочников. Здесь «Aлые пaрусa» и прочие фaнтaстические вещи очень близко. Ближе, чем в других городaх мирa.

Конечно, весь город пропитaн духом литерaтуры. И тaлaнтливые современные писaтели тут ничем не уступaют клaссикaм. И с кaждым домом в историческом центре хочется здоровaться по имени нaселявшего его когдa-то поэтa или иного литерaтурного деятеля.

В Петербурге фaнтaстическое смешaно с реaльным тaк, что и сaм aвтор порой не в силе определить, где прaвдa, a где вымысел, где город, a где его призрaки, спешaщие нaвстречу.

– Вы неоднократно приезжали в Луганск после 2014 года. Как изменился, на ваш взгляд, город и горожане?

– Войнa ещё больше сплотилa лугaнчaн. Это существенный плюс события со знaком минус. В ещё большей чести духовные принципы, которые обострились в русском нaроде, к примеру, после Великой Отечественной войны. Поделиться куском хлебa, поддержaть добрым словом, подстaвить плечо совершенно незнaкомому человеку…

Удивило и отрицaтельное отношение молодёжи к мaту. Зa него дaже принято приносить извинения. Если в России в целом «грязный язык» принял очертaния чего-то обычного, повседневного, то в Лугaнске это лексикa с отрицaтельной окрaской, кaк и есть по сути. То есть всё сущностное, ненaносное приняло более строгие очертaния в моём городе.

В то же время лугaнские улицы стaли тихими. Город молчит. И этим летом я зaстaлa его в жaрком солнечном безмолвии. Но есть тaкое чувство, что скоро скaжет всему миру нечто очень весомое, онтологически выстрaдaнное и уже потому истинное.

– Поделитесь, если возможно, своими планами на будущее.

– После того, кaк в 36 лет я стaлa вдовой, мне кaжется, что будущего уже нет, что любви уже не может быть ,и всё, что остaётся мне лично, – это служение поэзии, служение Слову. Покa именно тaкой ориентир…



Collapse )
ЛЖ Гергиевская лента

Судьбы моих земляков




communa.ru / Главные новости Воронежа и области / Общество


О любви к человеку


07.12.2017 20:12

Встреча | Я называю её то Валентиной Ивановной, то бабой Валей – в зависимости от настроения. Она меня зовёт доченькой, дитяткой (с ударением на «я») и удивительным словом Божинечка, от которого я таю, как воск

Лариса ДЬЯКОВА


г.Воронеж

Нежность, озорство и печаль

– Лариса, ты моя Божинечка.

– Что это такое?

– Бачишь, на иконке така Божинька? Ты на неё похожа. Ты моя «Туды-сюды», бегаешь, только платишко твоё сверкает. Я люблю шустрых. Знаешь, яка быстра я тоже раньше була!..

Познакомились мы в больнице. Лежали в одной палате и невероятно сдружились.
Collapse )
Вот такая она, баба Валя Фото Ларисы Дьяковой.Источник: газета «Коммуна» | №97 (26741) | Пятница, 8 декабря 2017 года http://communa.ru/obshchestvo/o_lyubvi_k_cheloveku_/</p>


Collapse )
ЛЖ Гергиевская лента

ДАВАЙТЕ ЖИТЬ ДРУЖНО, ХОХЛЫ ЕБУЧИЕ!

Оригинал взят у dina_simonyan в ДАВАЙТЕ ЖИТЬ ДРУЖНО, ХОХЛЫ ЕБУЧИЕ!


Бойцы Народной Милиции Донбасса стали замечать, что каждый день над их позициями начали летать украинские разведывательные беспилотники.

Collapse )


Collapse )
ЛЖ Гергиевская лента

Джефф Монсон получил паспорт ЛНР 10-09-2016

Фотографии в альбоме «Джефф Монсон получил паспорт ЛНР 10-09-2016», автор lg-ua2008 на Яндекс.Фотках



Джефф Монсон получил паспорт ЛНР 10-09-2016

Джефф Монсон получил паспорт ЛНР

из рук Главы Луганской Народной Республики

И.В.Плотницкого



Подробности этого события под катом

Collapse )
ЛЖ Гергиевская лента

Луганск славен земляками. Андрей Ванденко:"Горжусь, что земляк Сергея Богдановича."

Приятно осознавать, что Луганск дал путёвку в жизнь многим известным людям. Один из них - Андрей Ванденко, известный Российский журналист. Но сегодня речь не о нём самом, а о его высказывании. Привожу скриншот из фейсбука.

Луганск славен земляками. Андрей Ванденко, Сергей Семак.

Привожу цитату из Википедии: "Серге́й Богда́нович Сема́к (27 февраля 1976, село Сычанское, Ворошиловградская область, Украинская ССР, СССР[1]) — российский футболист, полузащитник; тренер петербургского «Зенита» и национальной сборной России."

Футбол-футболом, но на главном месте у Сергея Семака - семья и дети. Приведу ещё одну цитату, уже из другой статьи и вы поймёте почему луганчане гордятся своими земляками.

В семье футболиста Сергея Семака, одного из кандидатов на пост тренера российской сборной, до недавнего времени было шесть детей. Теперь их семь. Сергей и Анна недавно удочерили Таню, девочку с инвалидностью. Анна Семак рассказала «Таким делам» о новой жизни своей семьи


Collapse )


 Продолжение читайте дальше по ссылке.
ЛЖ Гергиевская лента

Ласточка. Выбора нет, постарайтесь вернуться назад.

Замечательный клип от Ласточки.

Я горжусь, что знаком с Ласточкой!










Сладкое время, глядишь, обернется копейкою:
кровью и порохом тянет от близких границ.
Смуглая сабра с оружием, с тонкою шейкою
юной хозяйкой глядит из-под черных ресниц.

Как ты стоишь... как приклада рукою касаешься!
В темно-зеленую курточку облачена...
Знать, неспроста предо мною возникли, хозяюшка,
те фронтовые, иные, м о и времена.

Может быть, наша судьба как расхожие денежки,
что на ладонях чужих обреченно дрожат...
Вот и кричу невпопад: до свидания, девочки!
Выбора нет! Постарайтесь вернуться назад!..



Collapse )
ЛЖ Гергиевская лента

Сейфулла Фейзуллаевич Рашидов: " «Наши, наши». Так мы выражали свое презрительное отношение ... "

Сейфулла Фейзуллаевич Рашидов - известный в Луганске человек. Профессор, руководитель религиозной организации «Салам».
В своё время мне довелось общаться с Сейфуллой Фейзуллаевичем, я посетил Луганскую соборную мечеть.
 Вчера мне стало интересна позиция С.Ф. Рашидова в отношении военного конфликта на Донбассе.
   Если не вникать во внешнюю форму высказываний профессора Рашидова, то можно заметить, что она антиреспубликанская .
Привожу пару профессорских перлов в отношении луганчан и ополчения Луганска. На скрины поставлены ссылки.
Ещё хочу добавить, что национальность и вероисповедание профессора Рашидова к этой теме ни имеет ни какго отношения. Я исповедую пролетарский интернационализм и проявляю абсолютную веротерпимость.


И каждый раз при виде автоматчиков в городе

мы тихо, с издевкой произносили: «Наши, наши».

Так мы выражали свое презрительное отношение к тем,

кто поддерживает вооруженных людей в городе.


Сейфулла Фейзуллаевич Рашидов Луганск Киев

Сейфулла Фейзуллаевич Рашидов Луганск Киев


Collapse )
ЛЖ Гергиевская лента

Наталья Романова заслужила право на Родину

Признайте меня русской

20.08.2015 02:31

У Михайловского замка Наталья Романова


Наталья Романова – поэт и филолог, кандидат наук. Она живет в Петербурге, работает в солидном учреждении. В 2014 году Наталья получила литературную премию «Молодой Петербург», участвует в поэтических фестивалях, её стихи звучат у стен Михайловского замка, где сейчас проходит акция «Книжные аллеи»… Какой идиллией звучит всё это, если не знать главного: наша героиня уехала в Россию из Луганска, спасаясь от войны. И сразу реальность, в которой красивые девушки с ясными глазами читают стихи и улыбаются миру, становится иной, обретает свое истинное лицо. Здесь идет война, на которой убивают невинных людей; девушки, влюбленные в искусство, становятся беженками, и, к сожалению, их ждут не только красоты города на Неве, но и множество тяжелых испытаний.


Беженка…Меньше всего на свете мне хотелось бы называть так Наталью. Разве не заслужила она право на Родину, не заслужила право жить в России мирной и счастливой жизнью – ведь прежнюю жизнь у нее отняли, разрушив все, что было дорого; все, что служило ее, этой жизни, основой. «Война продолжается… Племянница пишет, что чуть не погибла на днях, когда шла из университета через парк Дружбы… Война продолжается… Трое моих племянников периодически спускаются в погреб. Невестка с гордостью сообщила, что Ванечка уже научился опускать в погреб своего младшего братика. Уже совсем взрослый», — пишет Наталья на своей странице в Фейсбуке. Ей удалось спастись. Но кем она является по закону, который регулирует миграцию в Россию? Кто она в глазах общества? Давайте выслушаем Наталью и задумаемся над этими вопросами. И попытаемся найти ответ на тот вопрос, который мучает нашу героиню: «Что дальше… Что же делать дальше?».


- Наталья, когда Вы приехали в Петербург и почему выбрали именно этот город? Как сложилась Ваша судьба в России? Вроде бы все хорошо, позавидовать можно – литературная премия, участие в фестивалях, ваш талант признан, вы нашли работу, вы в Комарово, среди поэтов, вы пишете стихи в комнате, где жила Ахматова… Но как все обстоит на самом деле?


В Петербург я приехала последним поездом в конце июля 2014-го. Нацгвардейцы пытались этот поезд взорвать, взрыв прозвучал где-то недалеко, но сам поезд не пострадал. Пришлось только простоять на месте происшествия 11 часов.


Долго не решалась уезжать, потому что многое тогда казалось: казалось, что война скоро закончится, казалось, что я первая встану на пути украинских танков, подъехавших к Луганску, казалось, что вступлю в ряды ополченцев и буду защищать свой город. Но когда Луганск стали бомбить украинские самолёты, когда начались ежедневные бомбёжки с четырех утра, я поняла, что во мне совсем нет мужества, что моего мужества не хватает даже на то, чтобы пойти в соседнюю комнату отрезать хлеба. Война в реальности оказалась намного ужаснее.


Через два дня после моего отъезда в Луганске началась блокада – 40 ужасных дней блокады без еды, воды, света и связи… В эти страшные дни я не знала даже, живы ли мои родные. Но уехать мне пришлось бы в любом случае. Заработанные мной копейки, в последствии периодически отправляемые в Луганск с оказией, позволили родителям хоть как-то прокормиться.


Город я не выбирала, он сам выбрал меня. Мои стихи и мини-репортажи о реальных событиях в Луганске на Фейсбуке читала журналист из Петербурга Юлия Медведева, а также поэты Алексей Ахматов и Галина Илюхина. Они и пригласили меня пожить на писательских дачах в Комарово, ходатайствовали перед Союзом писателей о помощи. Электронные билеты на поезд прислали друзья из Тамбова, так как мы несколько месяцев жили без зарплат. Я эти билеты еле успела распечатать перед очередным взрывом, за которым последовало отключение света…


Мне очень помогли в Санкт-Петербургском Доме писателя, в Комитете по печати и взаимодействию со СМИ. Даже Председатель Комитета по печати Сергей Серезлеев, при всей его занятости, лично помогал оформлять документы, консультировал юридически и всячески поддерживал морально.


Но даже при таком сказочном стечении обстоятельств, которые не назовёшь иначе, как божьим Промыслом, мне довелось хлебнуть того, что называется «легализацией беженцев»… Главной проблемой оказалось не безденежье, не отсутствия крыши над головой в чужом городе, но, казалось бы, обычное оформление документов, попытка «стать своей» на своей же духовной Родине.


- Вам удалось получить временное убежище в нашей стране. Сложно ли было этого добиться? И действительно – что потом? Домой вы вернуться не можете, вы хотите связать свою судьбу с Россией. Но есть препятствия, которые невозможно преодолеть. Расскажите о том, что это за препятствия и как вы боролись за свое будущее в России.


Да, домой вернуться я уже не могу. Работы в Луганске нет. Война продолжается. Я 9 лет преподавала русский язык и литературу в Луганском национальном университете, после защиты кандидатской диссертации думала, что в моём любимом университете и старость встречу. Но война вмиг перечеркнула всё, чего я с большим трудом добивалась многие годы научной деятельности. Я вообще из бедной семьи, и материальной поддержки у меня никогда не было. Сейчас я – беженка, лицо, которому временно разрешили легализоваться в чужой стране, хотя я всегда считала Россию своей Родиной, родилась ещё в СССР. Мне даже в университет советовали поступать на украинский язык и литературу, мол, в Украине эта специальность выгоднее в плане карьеры, но я выбрала не карьеру, а совсем не выгодный в Украине русский.


В Петербурге получить статус беженца было вообще нереально (как, собственно, и везде в России – авт.). Чиновники просили доказательств того, что разрушен дом или погибли близкие. Если таких доказательств не было, позволяли писать заявление только о предоставлении временного убежища, которое не предполагает никакой материальной помощи. Было жутко от цен на оформление документов: людям, приехавшим в чужую страну с двумя копейками в кармане, приходилось платить деньги за нотариально заверенные переводы паспортов (несмотря на то, что в украинском паспорте данные указаны и на русском языке), за фотографии. Я, например, до устройства на работу могла себе позволить потратиться на необходимые ксерокопии, только отказавшись от обеда.


И по сей день я чувствую себя в России попрошайкой — несмотря на то, что зарабатываю на жизнь своим трудом. Я не прошу у государства материальной помощи, я не прошу жилья (сама плачу за свою комнату в коммуналке), я прошу только документально признать меня частью русского мира. Но мечта стать гражданкой России, наверное, так и останется мечтою… Юридических оснований претендовать на российское гражданство в упрощенном порядке у меня нет.


- Несмотря на то, что Россия – ваша историческая и этническая Родина, гражданство вам положено «в общем порядке», на «упрощенку» вы претендовать, действительно, не можете. В столицах не работает госпрограмма переселения соотечественников, в настоящее время – самый короткий и надежный путь к гражданству. Пытались ли вы получить гражданство в соответствии с так называемым «законом о носителях русского языка»?


Даже «в общем порядке» мне гражданства не добиться — по крайней мере, в Петербурге. Я не могу подняться даже на первую ступень этой высокой лестницы, т.к. совсем нет квот для получения разрешения на временное проживание. Кроме того, несмотря на продлённое до следующего лета свидетельство о временном убежище, надо мной на днях нависла угроза депортации из России, т.к. заканчивалась регистрация, которую раньше делали беженцам на базе миграционной службы, а сейчас уже не делают. Так и сказали: ищите человека, который согласится вас зарегистрировать у себя, как хотите. В течение трёх дней нужно найти. А хозяйка комнаты, где я живу, регистрировать меня не хочет. Куда бежать?! Каким-то чудом в самый последний момент нашёлся человек, который зарегистрировал меня в своей квартире. Ещё бы пару дней, и платила бы административные штрафы при задержке полицейскими. Вроде бы не уголовница какая-то, но ещё немного, и стала бы нарушительницей закона.


Я пыталась получить гражданство как высококвалифицированный специалист. Моя специальность, «Русский язык и литература», есть в перечне. Но среди прочих документов у меня потребовали справку, по которой мой работодатель обязуется платить зарплату не меньше… миллиона рублей в год. Интересно, где те люди, которые разрабатывали этот закон, видели кандидатов филологических наук, зарабатывающих по 100 тысяч рублей в месяц?..


Пробовала узнать о получении гражданства в качестве «носителя русского языка». Никогда не забуду этот страшный опыт. На сайте УФМС информация представлена в общем виде. Для того, чтобы узнать подробности, нужно простаивать в сумасшедших очередях. Мне пришлось пройти эти адовы муки поздней осенью. До сих пор сравниваю это стояние по 4-5 часов под забором миграционной службы на капитана Воронина с очередями в «Кресты», в которых простаивала Анна Ахматова. Дома – война, здесь – выживание, ещё и родным нужно помочь, на обеде экономлю, так как скоро платить за жильё, снег, очереди ни конца, ни края не видно; наконец настал черёд и мне попасть за заветный забор, за который заводил с улицы человек по пять грубый конвоир с татуировками на всю шею, делая периодически перекличку и обращаясь к беженцам, как к заключённым.


Снег больно бил по лицу, за пять часов стояния в очереди под забором я застудила почки. В свою коммуналку возвращалась, как побитая собака, с кусочком информации в зубах. Оказалось, что для получения гражданства «носителям русского языка» недостаточно сдать экзамены, ещё есть условие – чтобы у соискателя были прямые родственники, проживающие или проживавшие в России. Я знаю, что мой прадед Фёдор Кулиш жил где-то в Сибири, в районе Омска, но никаких доказательств у меня нет. Поэтому и этот путь закрыт.


- Что же остается? Власти РФ сподвигают беженцев переезжать в регионы, которые участвуют в государственной программе переселения соотечественников. (В этом году в программу должна была вступить и Ленинградская область, но документ все дорабатывается). В Петербурге у вас есть круг общения, есть друзья, наконец, есть та культурная среда, которая необходима для развития вашего дарования. Готовы ли вы лишиться всего этого, переехать в другую область и снова начать жизнь с нуля, чтобы получить гражданство России?


Даже не знаю, как объяснить чиновникам и тем людям, которые отправляют меня в российскую провинцию, что такое «близкое место по духу». Я ведь диссертацию защитила по творчеству Достоевского, а Петербург – это его город, стало быть, и мой тоже. Я этот город очень тонко чувствую и духовно он меня принял. Периодически приглашают в гости в свои дома Александр Невский, Иоанн Кронштадтский, святой Николай, вот и Серафим Вырицкий заглянуть к себе пригласил (целый ряд мистических случаев был). Промысел Божий указывает на то, что я буду полезна здесь, в Петербурге. Существовала бы ещё форма документа в миграционной службе, в которой можно было бы всё это зафиксировать…


Я – мечтатель. Гуляю, бывает, после работы по набережной и мечтаю: вот не было бы никаких проблем с документами, вот не надо было бы бороться за выживание, написала бы книгу в стихах для детей «Неизвестный Петербург». Ходила бы только и вдохновлялась… Может быть, докторскую диссертацию начала бы писать. Вместо такого вдохновения – страх перед депортацией, полная неизвестность, никакой перспективы…


Это страшное дело – начинать жизнь с нуля. Когда нет кастрюли, чтобы сварить супа, когда пару ложек и вилок выпрашиваешь у друзей, когда нужно несколько кварталов тащить тяжёлые сумки с грязным бельём, чтобы постирать у подружки, у которой есть стиральная машинка… Я уж молчу о поиске работы и жилья… Наверное, уже не хватит сил на ещё одну новую жизнь, скорее, вернусь в Луганск на войну.


И снова литературные параллели: помните, как за Достоевского ходатайствовали перед Государем, дабы после ссылки в Сибири позволено ему было жить в Петербурге? Фёдору Михайловичу в итоге разрешили. Вот только на такое государево чудо и мне остаётся надеяться…




Елена Ефимова

Источник - http://jpgazeta.ru/priznayte-menya-russkoy/


Collapse )
Поддержи материал любой из кнопок и получи +100500 в свою карму!

















Яндекс.Метрика